Бермудский треугольник

Бермудский треугольник

Услышав словосочетание « бермудский треугольник », в голове рождаются образы чего-то странного,...

В поисках космического разума

В поисках космического разума

Спуск с орбиты по баллистической траектории космического корабля «Союз ТМА-11″ 19 апреля мог...

Дети «индиго» — гениальность или диагноз?

Дети «индиго» — гениальность или диагноз?

На планете продолжают рождаться необыкновенные дети! Во Франции их называют «тефлоновыми». На...

Большой адронный коллайдер начинает рискованный эксперимент

Большой адронный коллайдер начинает рискованный эксперимент Большой адронный коллайдер уже запущен. Правда, пока в этом гигантском ускорителе заряженных частиц не было их столкновений. Этот, самый интересный, этап эксперимента начнется со дня на день.

Отношение к этому рискованному эксперименту неоднозначно. Что же на самом деле происходит на границе Швейцарии и Франции, в 27-километровом кольце, называемом «Большой адронный коллайдер»? Насколько эксперимент, проводимый в БАКе, опасен?

На эти вопросы в пресс-центре «Главреда» ответили: заведующий отделом физики высоких плотностей энергии Института теоретической физики им.Боголюбова НАН Украины Геннадий Зиновьев и директор Главной астрономической обсерватории НАН Украины Ярослав Яцкив.

БАК: большое подземное кольцо на границе Франции и Швейцарии

Большой адронный коллайдер (БАК) – самый большой в мире ускоритель заряженных частиц, представляющий собой 27-километровое кольцо, расположенное под землей, на глубине 50-175 метров на границе Франции и Швейцарии.

Строительство экспериментальной установки началось в 2001 году на месте уже существующего тоннеля, где ранее находился другой коллайдер, тоже Большой – электрон-позитронный.

11 августа 2008 года на коллайдере был проведен первый эксперимент – пучок заряженных частиц прошел 3 километра кольца БАКа. Через две недели была протестирована инжекция протонов в ускорительное кольцо коллайдера. 10 сентября того же года пучок заряженных частиц впервые прошел полный круг БАКа в обоих направлениях. Но уже через неделю на установке случилась авария: мощная электрическая дуга пробила изоляцию системы охлаждения. В результате произошел выброс 6 тонн жидкого гелия в туннель. Геннадий Зиновьев уточнил: изначальной причиной аварии стала «некачественная сварка» из-за «обыкновенной человеческой халатности».

Несмотря на неудачу, 21 октября 2008 года БАК был официально открыт.

На сегодняшний день коллайдер снова приведен в действие. По его кольцам прогоняют пучки заряженных частиц – со скоростью, близкой к скорости света – почти 300 тысяч километров в секунду. Пока без столкновений. Эта часть эксперимента начнется со дня на день. Точную дату организаторы не называют, дабы избежать излишнего ажиотажа вокруг темы очередного «конца света», на этот раз – рукотворного.

Зачем был построен БАК? Чтобы вывести науку из тупика

Большой адронный коллайдер призван «сделать открытия в фундаментальной физике, которые станут решающими для нового шага в нашем познании Вселенной и микромира», — рассказал Геннадий Зиновьев.

Цель БАКа – «объединить макромир и микромир», — добавил Ярослав Яцкив.

На сегодняшний день наука располагает несколькими теориями, объясняющими те или иные физические процессы. Это Общая теория относительности Эйнштейна, квантовая теория поля; так называемая Стандартная модель, описывающая три из четырех фундаментальных взаимодействия. Эксперименты, проводимые в БАКе, должны подтвердить или опровергнуть часть (или все) эти теории и поставить перед наукой новые задачи.

«То, что мы сегодня наблюдаем во Вселенной, составляет всего 4% того, что действительно есть в ней. 12% — это так называемая «скрытая масса» — мы наблюдаем ее гравитационное воздействие на другие объекты Вселенной, мы знаем, где она находится, где она концентрируется в других галактиках, как она ведет себя с точки зрения механики, но мы не знаем, что она из себя представляет», — сказал Ярослав Яцкив.

Наша четырехмерная Вселенная (три пространственных координаты и время) – «есть лишь небольшим вкраплением в 11-мерную Вселенную, которую сейчас рассматривают космологи».

Еще одна, опосредованная, цель экспериментов на коллайдере – подтвердить теорию Большого Взрыва. «То, что существовало в первые миллиардные доли секунды после Большого Взрыва – это то, что может быть получено на коллайдере», — рассказал Геннадий Зиновьев.

Астроном Ярослав Яцкив добавил, что на сегодняшний день уже существуют «десятки аргументов» в пользу теории Большого Взрыва. Это, в частности, реликтовое излучение, которое наблюдается в космосе. «Мы, астрономы, шаг за шагом продвигаемся все дальше к начальному состоянию, которое было 14 миллиардов лет тому назад, но мы пока не можем заглянуть в доли секунды и часы после Большого Взрыва», — сказал он.

От экспериментов в БАКе ученые ожидают «рождения нового агрегатного состояния материи» и ответа на вопрос о природе времени.

Украинские «гости» работали над самым сложным компонентом БАКа

В проекте по созданию Большого адронного коллайдера принимал участие весь мир, — рассказал Геннадий Зиновьев. Общая сумма, потраченная на осуществление проекта, составила более 20 миллиардов долларов.

Не обошлось и без Украины.

К сожалению, «Украина не является официальным членом ЦЕРНа, мы лишь гости», — признал Ярослав Яцкив. По его словам, украинская сторона участвовала в проекте не материально, а интеллектуально — несколько украинских ученых были приглашены для участия в работе.

Как рассказал Геннадий Зиновьев, украинские специалисты не принимали участия в строительстве самого коллайдера. Им была отведена более ответственная роль: участвовать в создании детекторов – устройств, которые должны зафиксировать результаты эксперимента. «Детекторы – сверхсложная штука, еще более сложная, чем сам коллайдер», — объяснил ученый.

Внутри коллайдера заряженные частицы «просто быстро бегают», но не сталкиваются – «если они столкнутся в коллайдере, они выведут его из строя», — объяснил Геннадий Зиновьев. Для столкновений существуют специальные «шахты», где находятся те самые детекторы – «вершина того, что может сделать человечество в технологическом смысле».

Наибольшая опасность коллайдера – человеческий фактор

Явной опасности Большой адронный коллайдер не представляет, — заверил Геннадий Зиновьев. «Мы на Земле наблюдаем и космические лучи, и гамма-излучение, которое является значительно более энергетическим, чем получаемое в БАКе», — добавил Ярослав Яцкив.

«Всё очень серьезно просчитано, защита колоссальная», — заявил Геннадий Зиновьев. «Запас прочности там очень большой», — сказал он.

Наибольшую угрозу для безопасности ученый видит не в машинах, а в людях. Геннадий Зиновьев напомнил, что все проблемы коллайдера были связаны именно с халатностью или небрежностью персонала БАКа. «Человеческий фактор устранить невозможно», — сказал он.

Отвечая на вопрос о том, стоит ли рисковать ради теоретического решения некоей теоретической задачи, ученые привели пример освоения атомной энергии. Несмотря на то, что все человечество помнит о Хиросиме, Нагасаки, Чернобыле, «но по большому счету мы имеем намного больше пользы от освоения атомной энергии», — сказал Геннадий Зиновьев.

«Прогресс человечества остановить невозможно», — заявил Ярослав Яцкив.
Главред